К черту все берись и делай

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

К линии всё! Берись и делай!

Ричард Брэнсон
К линии всё! Берись и делай!

Жить – значит пробовать новое
Предисловие к русскому изданию

Господин Ричард Брэнсон – неповторимая личность. Человек-бренд, человек-шоу. Сложно кроме того представить, что он – не голливудский актер либо живописец-авангардист, а обладатель одной из наибольших в мире частных компаний, миллиардер, один из самых знаменитостей Англии и всей земли.
Ему ни при каких обстоятельствах не сиделось на месте. Начиная с момента, в то время, когда он в пятилетнем возрасте геройски обучился плавать, Ричард продолжал ставить перед собой все новые и новые задачи, пробовать на прочность себя и окружающий мир. Сперва Брэнсон выпустил студенческую газету. После этого открыл магазин по продаже музыкальных дисков и студию звукозаписи. Позже были поезда и самолеты, водка, кола, свадебные платья и еще десятки разных бизнесов, и все – под брендом Virgin. Он покорял стратосферу на воздушном шаре. Пересекал Атлантику и Ла-Манш. Взлетал, применяя наплечный ранец с реактивным двигателем, наряжался в женское свадебное платье, скафандр, бросал знаменитостей в бассейн… А вот сейчас решил написать очередную книгу, к тому же с таким провокационным названием!
Кто-нибудь скажет: Не сидится человеку на месте. Посмею возразить: не сидеть на месте и значит жить обычной, увлекательной жизнью. Многие, – если не сказать большая часть, – неизменно живут с оглядкой на окружающих. Больше всего им принципиально важно, что поразмыслят родители, родственники, коллеги, руководство, общество. Они стремятся к стабильности, к тому, дабы ни при каких обстоятельствах не выполнять ошибок, не быть мишенью для насмешек. Жизнь проходит, и некогда желанная стабильность преобразовывается в рутину, от которой уже и жить не хочется! Как словно бы существуют люди, у которых все неизменно и сходу получается верно. Как будто бы в мире, где правит закон энтропии, по большому счету вероятна какая-либо стабильность! Возможно, на свете имеется парочка таких совершенных существ, но Брэнсон – точно не из их числа. Он ошибался достаточно, но никак не потерял жажды продолжать свои попытки пробовать что-то новое, – и ошибаться дальше.
Кредо Брэнсона – брать от жизни все. Это значит не опасаться пробовать делать то, что желаешь. Наряду с этим совсем не имеет значение, достаточно ли у тебя знаний, опыта либо образования. В случае если имеется голова на плечах и достаточно задора в сердце, каждая цель будет по силам. Мешает отсутствие образования? К линии всё – берись и делай! Спилберг и Гейтс достигли вершин, не имея никакого диплома, да и у Достоевского удостоверения писателя, как мы знаем, не было! Нет опыта? К линии, навыки – дело наживное! Первый раз решаешь такую задачу? К линии сомнения: имеется шанс сравняться в смекалке с великими изобретателями! Ни при каких обстоятельствах не работал в данной области? Ну и что? Самолет, к примеру, придумали велосипедные мастера!
Еще не все колеса изобретены: мир через чур необычен, дабы сидеть сложа руки! В случае если что-то нравится – делай. Не нравится – бросай не долго думая. Жизнь мала, дабы тратить ее на вещи, каковые не приносят наслаждения.
Вместе с тем Брэнсон – не индивидуалист. Он не возвеличивает себя, не ищет ни в ком не сильный звено и не рекомендует это делать другим. Брэнсон понимает, что успеха нельзя достичь в одиночку, необходимо работать совместно, командой. И он воспитывает своих сотрудников, – а вместе с ними и общество – в духе свободы, предпринимательства и уважения к личности.
Ценность Брэнсона, – в случае если так, само собой разумеется, возможно сказать – не в том, что он сколотил состояние и на зависть всем маркетологам создал неповторимый мультибренд Virgin. Всеми своими действиями Брэнсон желает продемонстрировать, что времена великих открытий еще не прошли, – да и как они смогут пройти, в случае если то, что стоит искать, сокрыто в первую очередь в каждом из нас? Возможно, неспроста в числе людей, которым англичане имели возможность бы доверить переписать на новый лад десять христианских заповедей, было имя Ричарда Брэнсона. По всей видимости, его бунтарский дух по душе многим нашим современникам.
Эта книга – манифест действия, жизни, риска. Она не имеет возможности покинуть читателя равнодушным. Это попытка продемонстрировать, что, быть может, единственное препятствие на пути к осуществлению наших жажд – мы сами. Мы держимся за условности и правила, представления о том, что верно, а что – нет. Первобытный человек сидел в пещере, опасаясь диких животных. Где бы была наша цивилизация, если бы не герои, каковые вышли из пещеры и приручили диких животных?
Мне весьма приятно, что эту книгу возможно прочесть на русском. Очень похоже, что нашим людям не достаточно той конструктивной бесшабашности и весёлого задора, о которых пишет Брэнсон. Надеюсь, что оптимистичный дух оригинала, который сохранился в прекрасном переводе Михаила Вершовского, зажжет в читателях желание поменять свою жизнь, разрешить войти в нее больше света и эйфории – назло всем условностям и запретам. В итоге, разве не об этом говорит русская пословица: Волков опасаться – в лес не ходить? И что, всегда ей оставаться только пословицей?
Сергей Турко,
помощник главреда издательства Альпина Бизнес Букс

К черту все берись и делай

Вступление

Пресса именует меня и моих партнеров из Virgin хулиганы в раю. Несомненно, мы склонны делать фактически все не так нудно, как остальные, – в конечном счете это разрешило мне стать обладателем пары тропических островов, где я могу развлекаться, – так что пресса, возможно, права. И для меня это здоровый подход. Я работаю от души и развлекаюсь от души.
Не смотря на то, что я ни при каких обстоятельствах не следовал правилам на каждом шагу, все-таки по пути мне удалось кое-чему обучиться. Мои уроки жизни начались еще дома, в самом юном возрасте. Они длились в школе и в бизнесе, в то время, когда еще ребёнком я издавал журнал Student. Я так же, как и прежде обучаюсь и желаю верить, что это ни при каких обстоятельствах не кончится. Эти уроки дали мне большое количество нужного в жизни. Я обрисовал их и надеюсь, что вы сможете обнаружить этих страницах что-то такое, что вдохновит и вас.
Я верю в поставленные цели. Помечтать ни при каких обстоятельствах хорошо, но у меня к этому делу практический подход, Я не сижу, загружённый в грезы о неосуществимом. Я ставлю перед собой цели, а после этого думаю, как их достигнуть. В школе мне еле давались чтение и письмо. В те времена о дислексии еще никто не слышал, и исходя из этого мои учителя были убеждены, что я просто лентяй, и тогда я обучился все запоминать наизусть. Сейчас у меня весьма хорошая память, и она стала одним из основных инструментов в моем бизнесе.
В то время, когда я лишь начинал, все было намного надежнее, чем сейчас. Не появлялось неприятностей с выбором профессии – довольно часто вы дело своего отца. Матери в большинстве своем сидели дома. Сейчас же ни в чем нельзя быть уверенным, а жизнь превратилась в нескончаемую борьбу. Людям, если они желают чего-то добиться, приходится делать выбор. И самый главный урок, который я усвоил, – берись и делай. Не имеет значение, что именно, не имеет значение, как тяжёлым думается дело. Как сказал старый грек Платон: Начало – самая неотъемлемая часть любой работы.
Путешествие длиной в тысячу миль начинается с первого шага. И если ты раздумываешь над тем, где же оно кончается, к тому же рисуешь в воображении все продолжительные изматывающие мили между концом пути и началом, воображая все подстерегающие тебя опасности, то можешь так и не сделать данный первый ход. И чего бы ты ни желал достигнуть в жизни – не приложив усилий, ты ни при каких обстоятельствах не достигнешь цели. Сделай данный первый ход. Опробований будет большое количество. Иногда тебя может отбросить назад – но в итоге ты дойдешь. Удачи тебе!
Ричард Брэнсон

К черту все берись и делай

1
Берись и делай!

Верь, что это возможно сделать
Ставь перед собой цель
Живи полной жизнью
Ни при каких обстоятельствах не сдавайся
Подготовься как направляться
Верь в себя
Помогай другому

К черту все берись и делай

Сотрудники в Virgin придумали мне кличку: Врач Да. Они прозвали меня так вследствие того что я ни при каких обстоятельствах не говорю нет. Я постоянно нахожу больше обстоятельств чтобы сделать что-то, чем чтобы не делать. Мой лозунг таков: К линии всё – берись и делай!. Я ни при каких обстоятельствах не говорю: Я не могу этого сделать, по причине того, что не знаю, как это делается. Я постоянно попробую. И не разрешу дурным правилам меня остановить. Я отыщу законный метод их обойти. Я говорю моим сотрудникам: В случае если желаете что-то сделать, беритесь и делайте. От этого будет польза для всех нас. Люди работают, их идеи оцениваются по преимуществу, а Virgin лишь побеждает от для того чтобы вклада и напора.
Я уверен: нельзя позволять, дабы тебя остановило убогое словцо запрещено. В случае если у тебя не хватает опыта с целью достижения поставленной цели, ищи другие пути. В случае если желаешь летать, отправляйся на аэродром, разноси там чай. И держи глаза открытыми. Наблюдай и обучайся. Не обязательно ходить в художественный колледж, дабы стать дизайнером мод. Поступи на работу в дизайнерскую компанию уборщиком, держись за метлу. И двигайся по лестнице вверх.
Моя мама, Ева, – красивый пример для того чтобы подхода. На протяжении войны она желала стать летчицей, исходя из этого отправилась на аэродром в Хестон и попросила ее принять. Ей заявили, что летчиками бывают лишь мужчины. Мама была весьма хорошенькой а также танцевала на сцене. Она была совсем не похожа на мужчину. Но это ее не остановило. Мама напялила кожаную летную куртку, запрятала свои яркие волосы под кожаным шлемом к тому же и заговорила низким голосом. И взяла ту работу, о которой грезила. Она обучилась летать на планере и начала тренировать пилотов-новичков. Это были юные парни, каковые позже сражались на своих истребителях в битве за Британию.
По окончании войны мама решила стать стюардессой. В те времена стюардессы должны были владеть испанским языком и окончить курсы медсестер, но она поболтала с ночным портье в компании, и он медлено вписал ее имя в перечень. Скоро мама уже была стюардессой. Она так же, как и прежде не сказала по-испански и ни при каких обстоятельствах не была медсестрой. Но голова у нее работала. Она ни за что не сказала бы нет. Она просто взялась – и сделала.
Мама была не единственным человеком в нашей семье, кто сказал: Берись и делай!.
Известный полярный исследователь, капитан Роберт Скотт, был двоюродным братом моего прадеда и человеком громадного мужества. Он два раза побывал в Антарктике. Он поставил перед собой цель первым достигнуть Южного полюса. Все говорили, что этого не имеет возможности сделать никто. Он отвечал: А я могу. И это ему практически удалось. Он достиг Южного полюса, но оказался вторым. Первым в том направлении добрался Руаль Амундсен. Это было тяжелым ударом для Скотта. На обратном пути он погиб. В то время, когда говорят, что призов за второе место не бывает, я думаю о нем. Он известен как раз тем, что вторым пришел к Южному полюсу. Кстати, Скотт был первым, кто пересек Антарктику на воздушном шаре, но вот этого люди именно и не помнят.
Я затеял издавать журнал Student еще на протяжении учебы в школе, в то время, когда мне было пятнадцать. Находились люди, уверявшие, что у меня ничего не окажется. Они говорили, что я через чур молод и у меня нет никакого опыта. Но я желал доказать, что они неправы, и верил, что это возможно сделать. Я все шепетильно выверил. Я вычислил, во что обойдутся бумага и печать. Позже подсчитал доходы от продажи и от размещения рекламы.
Мама дала мне четыре фунта стерлингов на марки. Вместе с моим школьным другом Джонни Джемсом мы израсходовали практически два года, рассылая много писем и пробуя завлечь рекламодателей. И вдобавок я пробовал взять интервью у различных знаменитостей. Писать все эти письма и ожидать ответа на них было куда радостнее, чем сидеть на уроках латыни. Я ошалел от кайфа, в то время, когда мы взяли наш первый чек от рекламодателя. Он был выписан на огромную по тем временам сумму – двести пятьдесят фунтов. Моя вера окупилась сторицей.
На экзаменах в школе я не блистал. Я знал, что мне больше по душе независимая жизнь. Мои родители разрешили мне сделать данный выбор. Они поддерживали меня во всем, что бы я ни делал. Так что я бросил школу, в то время, когда мне было шестнадцать, дабы всецело посвятить себя журналу. Мы с Джонни расположились в полуподвале английского дома, принадлежащего его родителям. Это было здорово – ты молод, свободен и в Лондоне! Мы выпивали пиво, развлекались с девчонками и слушали грохочущую музыку. Мы жили как студенты, лишь нам не приходилось обучаться. Я взял кое-какие первоклассные интервью: у Джона Леннона, Мика Джаггера, Ванессы Редгрейв и Дадли Мура. В нашем журнале мелькало больше известных имен, чем во многих ведущих изданиях. А сейчас и сами знаменитости стали заглядывать к нам на огонек. Жизнь в полуподвале превратилась в блистательный хаос и была похожа на нескончаемую классную вечеринку.
Но мы занимались и важными вещами. Мы отправляли наших людей освещать ключевые события того периода, вроде войны во Вьетнаме и голода в Биафре. Мы ощущали, что в состоянии что-то поменять. То, что мы делали, было без шуток и одновременно с этим доставляло нам радость. Мы были спаянной командой. Кроме того моя семья помогала нам реализовывать журнал. Мама забирала в парк солидную стопку свежих номеров и реализовывала их там. Любой раз, в то время, когда нам подворачивался какой-то шанс, мы за него хватались.
Мы расширили бизнес, став первыми, кто начал реализовывать грампластинки по сниженной цене, пользуясь почтовой рассылкой, – первое объявление об этом появилось в последнем номере Student. В то время, когда забастовка почтовых служащих поставила на этом деле крест, мы стали искать другие пути. Мы не сдавались. Нашей целью было открыть магазин грампластинок, но не хватало денег. Тогда мы уговорили хозяина одного магазина обуви дать нам свободную площадь. Все свои силы мы положили в рекламу открытия и добились того, что магазин стал местом тусовки для студентов. За ним последовал второй, позже третий. Скоро практически в каждом большом городе у нас появились магазины – а мне не было еще и двадцати. Деньги текли рекой. Но я не расслаблялся. Мы решили поставленную перед собой задачу, но я не считал ее единственной.
Одной из самых основных целей было то, что я, как и капитан Скотт, постоянно хотел жить жизнью, наполненной до краев. Исходя из этого, в то время, когда в 1984 году меня попросили финансировать регату и выиграть Голубую ленту для Англии, я сразу же дал согласие. Голубая лента – это приз тому, кто стремительнее остальных пересечет океан от Америки до Ирландии. Я заявил, что стану членом команды, и начал тренироваться приложив все возможные усилия. Существовала только одна маленькая неприятность: у нас с Джоан вот-вот должен был появиться ребенок, и я давал слово, что буду рядом, в то время, когда ей придет время рожать. В этот самый момент сказали, что установилась красивая погода, – в самый раз для старта. Отказавшись от участия, я бы подвел команду.
Тогда я задал вопрос Джоан: Как мне поступить? Взялся – делай, – сказала она. – До родов еще 14 дней. Ты успеешь возвратиться. Мы отплыли, рассекая волны на нашем катере Virgin Atlantic Challenger. В конце первого дня плавания я взял сообщение о том, что появился мой сын – Сэм. Мы салютовали шампанским и продолжили наш путь. Приз за наилучший результат всех времен был у нас практически в руках, в то время, когда на подходе к Ирландии мы попали в замечательнейший шторм, а за шестьдесят миль до финиша нас накрыла огромная волна. Корпус катера раскололся пополам, и он отправился ко дну.
SOS! SOS! SOS!
Мы оказались в море на спасательном плоту, среди плачущего шторма. Корабль, шедший в Америку, спас нам жизнь. Мы потерпели неудачу в первой попытке выиграть Голубую ленту, но не сдавались. Шесть лет спустя я опять вышел на старт на катере Virgin Atlantic Challenger II. Все шло хорошо, пока мы не поняли, что в наши топливные баки попала морская вода. Автомобили заглохли. Часами мы прочищали баки и пробовали запустить двигатели. Казалось, все без толку. Наконец остальные заявили, что пора сдаться. Они решили, что все кончено. Но я знал, что это наша последняя попытка. В случае если мы не сделаем этого на данный момент, то не сделаем ни при каких обстоятельствах. Я должен был убедить их не сдаваться. И я сказал: Да хорошо вам, мы же должны это сделать, давайте попытаемся.
Мы были измотаны до предела. Глаза покраснели от усталости. Всех тошнило. Мы ненавидели яхту. Мы ненавидели море. Мы грезили проспать неделю подряд. Нужно продолжать! – проорал я. Хорошо, – кивнули остальные. – Попытаемся в последний раз.
Кое-как нам удалось запустить автомобили и начать движение. Но никакой надежды не было. Мы отстали так, что, казалось, ненужно и пробовать. Но мы продолжали идти вперед, наверстывая время. В итоге мы побили рекорд всего на два часа и девять мин. – но мы его побили! Урок, который я извлек и которому следую всю жизнь, пребывал в том, что нужно пробовать, и пробовать, и снова пробовать – но ни при каких обстоятельствах не сдаваться.
Через сутки по окончании того, как мы завоевали Голубую ленту, один швед по имени Пер Линдстранд пригласил меня опять пересечь Атлантику – на монгольфьере. Я отыскал в памяти своего ветхого героя, капитана Скотта. Он летал на шаре над Южным полюсом. Но я ни при каких обстоятельствах не летал на воздушном шаре. Никто по большому счету не летал на монгольфьере так на большом растоянии. Это было сумасшествие. Это было через чур рискованно. К тому же мои компании сейчас оперировали сотнями миллионов фунтов. Что случится, в случае если я погибну?
В общем, неприятностей хватало. Но я не имел возможности не принять данный вызов и потерять шанс попытаться что-то новое. И я сказал: К линии всё – беремся и делаем! Но сперва я задал вопрос Пера: А дети у тебя имеется? Да, – сказал он. – У меня их двое.
Это меня устраивало. Если он готов рискнуть, то и я также, Я пожал ему руку и заявил, что полечу с ним. Я постоянно говорю людям, что если они желают сделать что-то как направляться, то необходимо все как направляться спланировать и готовиться. Мы с Пером отправились в Испанию, дабы обучиться летать на монгольфьере. Лишь позднее я осознал, что эти уроки спасли мне жизнь.
Среди другого я выяснил, что таковой воздушный шар работает на горючем, которое, сгорая, нагревает воздушное пространство в оболочке. Тёплый воздушное пространство поднимается – и монгольфьер также. В то время, когда горелка отключена, воздушное пространство охлаждается, и шар опускается ниже. Руководя им, пилот должен подогревать либо охлаждать воздушное пространство, дабы монгольфьер выяснялся на нужном уровне, – там, где ветер дует в том направлении, куда необходимо лететь.
Ветры и струйные течения дуют от Америки по направлению к Европе. Мы стартовали из Америки и двадцать девять часов спустя уже были над Ирландией. Мы стали первыми, кто пересек Атлантику на монгольфьере. Существовала лишь одна неприятность – как приземлиться. У нас еще оставались полные баки с горючим, а опускаться с ними на землю было через чур опасно. Возможно потерпеть крушение и сгореть. Тогда мы решили спуститься пониже и скинуть баки в открытом поле. Мы уменьшили пламя в горелке и опустились как возможно ниже, а позже скинули баки. Но сейчас монгольфьер утратил через чур много веса. Как будто бы мячик, он отскочил от поля и взмыл в небо, став неуправляемым.
Позволяй спускаться у берега, так будет надёжнее для людей внизу, – сказал Пер.
Мы влетели в плотный туман и, прозевав береговую линии, оказались над водой. Угрожающе чёрное море было покрыто волнами. Если бы мы опустились вниз вместе с монгольфьером, то имели возможность бы свободно утонуть. Я пробовал натянуть на себя спасательный жилет. И внезапно Пер – с высоты семнадцати метров – прыгнул в ледяное море. Избавившись от его веса, монгольфьер резко взмыл вверх, и для моего прыжка стало уже через чур высоко. Рассчитывать мне было не на кого.
Я летел все выше и выше – уже в тучах. Ветер нес меня на север, по направлению к Шотландии. Я был один на самом громадном монгольфьере из когда-либо существовавших. Топлива у меня оставалось приблизительно на час. В то время, когда оно кончится, я просто упаду в море. Я постарался включить рацию. Тишина. Я просто не знал, что мне делать. Возможно было попытаться прыгнуть с парашютом либо оставаться в корзине. Я взял блокнот и написал: Джоан, Холли, Сэм, я вас обожаю! Пока жив, ты можешь что-нибудь сделать, – сказал я себе. – Что-то да подвернется. И это что-то вправду подвернулось. Монгольфьер дрейфовал вниз, к серому морю, я вышел из туч. И заметил вертолет. Они искали меня! Я приветственно вскинул руки, и люди с вертолета замахали мне в ответ. Сейчас я был в безопасности.
Оказавшись ближе к волнам, я прыгнул в море, подальше от монгольфьера. Без моего веса он тут же взлетел вверх, исчезая из виду. Экипаж вертолета выловил меня из ледяной воды, Я задал вопрос о Пере, но они рассчитывали на то, что найдут его рядом со мной. Пер был в море уже пара часов. Нам необходимо было безотлагательно его отыскать. Я сказал, где приблизительно мой напарник выпрыгнул из монгольфьера, и его спасли прежде, чем он погиб от переохлаждения.
Целый данный полет был необычным приключением. Я вынес из него множество уроков. Делай что-то не тогда, в то время, когда тебе просто этого хочется, но подготовься как направляться, верь в свои силы, помогай другому – и ни при каких обстоятельствах не сдавайся.
Все эти уроки могут быть нужными в жизни. Вы не обязательно должны заправлять огромным бизнесом, летать на монгольфьере либо бить рекорды скорости на моторной яхте, дабы усвоить те уроки, каковые усвоил я. Ваша цель возможно совсем небольшой. Журнал Student сначала был совсем маленьким бизнесом. Я реализовывал площадь под рекламу в журнале со школьного телефона-автомата, по причине того, что верил: я могу это сделать – и сделаю. Если вы вправду желаете чего-то добиться – беритесь и делайте. Какой бы ни была цель, ее не достигнуть , пока человек не отбросит ужас – и не взлетит.

2
Живи радостно!

Живи радуясь, трудись от души, а деньги придут
Не теряй времена – лови свой шанс
Позитивно наблюдай на жизнь
Если тебя это не радует, займись чем-то другим

К черту все берись и делай

Я не буду отрицать, что преуспел и добился успеха. Поговаривали кроме того, что все, к чему я прикасаюсь, преобразовывается в золото. Люди задают вопросы, в чем мой секрет. Как я зарабатываю деньги? В действительности они желают знать другое: как они смогут сделать деньги? Любой желает быть миллионером.
Я постоянно говорю им одно да и то же: у меня нет секрета. В бизнесе не существует правил, которым возможно направляться. Я и, как неизменно, верил, что могу добиться своего. Но больше всего я все-таки старался жить радостно.
Планируя в 1997 году облететь около земного шара на монгольфьере, я знал, что это весьма рискованное дело, Я имел возможность не возвратиться. Перед тем как уехать, я покинул письмо своим детям – Сэму и Холли. В нем я писал: Живите полной жизнью. Наслаждайтесь каждой ее минутой. Любите маму и заботьтесь о ней.
В этих словах все мое кредо. Не теряйте времени. Радуйтесь. Любите свою семью.
И увидьте, что совета о том, как зарабатывать деньги, в этом перечне нет.
Я не планировал стать богачом. Радость жизни и преодоление опробований – вот все, чего я желал. И желаю сейчас. Я не стану сказать, что деньги не имеют значения. Мы не пещерные люди. Мы не можем питаться одними ягодами и кореньями. Мы живем в такую эру, в то время, когда для выживания деньги все-таки необходимы. Как-то я заявил, что ежедневно мне нужен один завтрак, один обед и один ужин. И я до сих пор так и живу. Я ни разу не затевал бизнес с целью сделать деньги – но понял, что, в случае если дело доставляет мне радость, деньги приходят. Я довольно часто задаю вопросы себя: радует ли меня моя работа, делает ли она меня радостным? Я уверен, что ответ на данный вопрос значит больше, чем слава либо богатство. В случае если что-то перестает давать радость, я постоянно спрашиваю: из-за чего? И в случае если мне не удается исправить обстановку, я перестаю этим заниматься.
Вы имеете возможность задать вопрос: а откуда я знаю, что радость ведет к деньгам? Конечно же, так случается не всегда. У меня были и взлеты, и падения. Но в общем и целом мне весьма повезло. По причине того, что, сколько себя не забываю, я получал радость – и получал деньги.
Мои первые уроки бизнеса нельзя назвать успешными, но я на них обучался. Моя первая коммерческая схема появилась, в то время, когда мне было около девяти лет. в один раз на Пасху у меня появился прекрасный замысел. Я буду выращивать елки к Рождеству! Я попросил своего лучшего приятеля Ника Пауэлла оказать помощь мне посадить четыреста еловых семечек на поле около моего дома. Мы трудились вовсю, но одновременно с этим нам было радостно. Мы обожали возиться на ферме. А сейчас нам всего-то оставалось дождаться, в то время, когда семена превратятся в рождественские елки. Это должно было занять восемнадцать месяцев. Для начала я уяснил, как работать с цифрами. В школьной арифметике я был не через чур силен. На бумаге цифры смотрелись бессмыслицей. Но, планируя свой бизнес с елками, я оперировал настоящими цифрами – и они имели суть. Мешок семян стоил всего пять фунтов, а мы будем реализовывать каждое дерево за два фунта. Значит, мы получим семьсот девяносто пять фунтов, а для таковой суммы стоило подождать. Кроме того в совсем юном возрасте я планировал на долгое время вперед и обучился ожидать положенной награды.
Вторым вынесенным из данной истории уроком стал тот простой факт, что деньги не растут на деревьях! Увы и ах, но кролики сгрызли все семечки. Но мы им отомстили. Стыдно согласиться, но, отстреливая кроликов, мы развлекались от души. Позже мы реализовали их местному мяснику по шиллингу за штуку. В общем и целом мы кроме того чуть-чуть получили, а все наши друзья наелись пирогов с крольчатиной. Так что никто не остался без выгоды. Ни при каких обстоятельствах не знаешь, что возможно обнаружить солнечном пляже… На протяжении одного из отпусков я обзавелся необитаемым островом и собственной авиалинией. В 1976-м я трудился, как вол, создавая Virgin Music. В 1973 году альбом Tubular Bells, выпущенный Майком Олдфилдом, стал нашим первым громадным успехом. К тому же мы заключили сделку с группой Sex Pistols, так что дела шли в гору. Мы были страшно заняты, но и радовались на всю катушку. Люди говорят вещи вроде того, что данный чертов везунчик Брэнсон наткнулся на таковой суперхит, как Tubular Bells.
Да, это была громадная успех, но мы ухватились за нее обеими руками. Майк предлагал данный альбом фактически всем компаниям грамзаписи. Они отказались, а мы, услышав, поверили в него. Мы знали, что проект сработает, но вынудить его работать выяснилось совсем нелегкой задачей для стайки мальчишек, которыми мы, фактически, и были. Требовалось отыскать деньги. Нам пришлось проталкивать альбом на самый верх. Нам пришлось обучиться думать по-другому. Мы попросили Джона Выпивала, дабы альбом всецело раздался в его шоу, – и он дал согласие. Для того чтобы раньше не делал никто. И это сработало. Уровень продаж двинулся вверх.
Майк Олдфилд был через чур застенчив, дабы рекламировать свой альбом. И мы нашли выход. Мы сделали видео и продемонстрировали его по ТВ. Замечательный прорыв случился, в то время, когда музыка из альбома раздалась в фильме Изгоняющий дьявола. Сейчас Tubular Bells продавался вовсю. Мы добились успеха, но неустанно искали новое звучание и новые таланты.
К концу 1977 года мне пригодилась передышка. Мы с Джоан решили расстаться. Мне было безрадостно, но я постоянно стараюсь искать в событиях положительную сторону. Мне нравится удирать из Лондона зимний период. Музыка, солнце и море разрешают расслабиться, а удаленность от Лондона позволяет тихо поразмыслить и поработать над свежими идеями.
Я полетел на Ямайку. Частично отдых, частично работа. Я плавал в теплом море. Лежал на пляже. Слушал классные группы, игравшиеся регги. А позже услышал в музыке что-то новое. Это новое придумали местные диджеи и радиожокеи, которых именовали тостерами. Музыка представляла собой что-то вроде раннего рэпа, так что я поймал момент, в то время, когда что-то большое только-только начинало проклевываться. Ямайские музыканты чеков не берут, так что я подписал договора с двумя десятками групп регги и кое с кем из тостеров, расплачиваясь наличными, которыми был набит мой кейс. Позже мы реализовали целую кучу их пластинок. Это был красивый пример того, как работает мой лозунг: живи радостно, а деньги придут.

Конец бесплатного ознакомительного фрагмента.